История из жизни: Битлы и демография в СССР Когда родилась на телемосте…

Битлы и демография в СССР

Когда родилась на телемосте Ленинград-Бостон известная фраза «У нас (в СССР) секса нет!», я вспомнил Юру Коновалова.

Мы вместе учились на третьем курсе вечернего института. Тридцатитрехлетний Юра был самым старшим в группе. Ему очень подходила его фамилия. Широченные плечи, правильно перебитый нос, низкий лоб, сверлящие из глубины глаза. С таким случайно столкнуться вечером на узком «Банковском мостике» у нашего института было бы неприятно. Но разговаривал Юра тихим голосом, слегка запинаясь и был отличником.

В перерыве между лекциями Юра подошел ко мне и завёл удививший меня разговор.

— Борь, хочу совета попросить. Ты, наверное, видел мою подругу?

Я вспомнил, что Юру иногда встречала после занятий невзрачная девушка. Тоже за тридцать, она обычно жалась в уголке раздевалки, смотрела вниз сквозь очки. Её круглое лицо, со стянутыми на затылке волосами, с толстыми линзами, напоминало облик Надежды Крупской с известного портрета.

— Да, помню.

— Так вот, мы уже два года знакомы.

Юра посмотрел по сторонам, помялся.

— Мы всё гуляем и разговариваем. Уже совсем заговорили друг друга, а дальше пойти – не получается.

Мне, второй раз уже женатому, ситуация была известна, но непонятна. Я гордо выпрямился от нового статуса "семейного консультанта", вспомнил свои и книжные приемчики.

— Юра, сейчас мы всё аккуратно продумаем. У тебя проигрыватель есть?

— Есть! Радиола «Ригонда»!

Я поморщился.

— Ну ладно. Я попрошу у приятеля тебе на один вечер пластинку «Битлов», английскую.

— А давай я куплю у него?

— Не перебивай. Купить – у тебя денег не хватит. Ты лучше иголку новую купи для радиолы. Обязательно! А комната у тебя есть?

— У меня квартира.

— Ну, ты даешь! Квартира у него, а … Так вот: купишь вина бутылку, цветов букет, конфет коробку, пластинку я тебе, значит, дам, и ты пригласишь её слушать «Битлов».

— Да слушали мы музыку разную. Дальше-то что делать?

— Юра, «Битлы» — это тебе не просто музыка.

Я почесал затылок. Мне хотелось понять диспозицию.

— А кресло у тебя имеется?

— Конечно, даже два. Мы приходим, садимся в кресла и разговариваем. Вот, два года, или гуляем, или в креслах сидим.

— Так к креслам, наверное, и диван прилагается?

— Ну да, и диван, конечно. Но на диван как-то не садимся, неудобно, да и кресла есть.

— Воот! А теперь сделаешь так: упроси соседей взять кресла на несколько дней, скажешь своей девушке, что пришлось в перетяжку их отдать.

Юра стал растирать ладони, задрожал голосом.

— Новые кресла? В перетяжку? Она не поверит.

Я сплюнул.

— Да не надо тебе, что бы она поверила! Просто делай, как я сказал. Порядок действий такой: поставишь пластинку, нальёшь вино, сядете на диван, выпьете вина и ты её обнимешь. Сможешь обнять?

— Не знаю.

— Ну, или попытаешься там … пуговку какую-нибудь расстегнуть.

— А она не обидится?

— Она сама всё дальше сделает!

— Ты думаешь?

— Уверен!

Я упросил приятеля, у которого была огромная коллекция пластинок «Битлов», дать мне одну на несколько дней. С предосторожностями, с инструкциями: как протирать специально предназначенной бархоткой, как ставить иголку, как её снимать – «Yellow Submarine» в толстом красивом конверте была получена. Вечером в институте я передал конверт Юре, продублировал инструктаж. Добавил от себя:

— Поцарапаешь – два месяца на еде будешь экономить! Иголку купил?

— Да, конечно!

Через два дня Юра вернул пластинку. Он довольно улыбался.

— Боря, спасибо тебе! Всё получилось!

— Ну вот, видишь, как всё просто! «Битлы» — они такие. Пластинку-то не повредил?

Юра смутился.

— Да мы, если честно, и из конверта её не доставали, как-то всё быстро пошло. Но ведь главную роль она выполнила? Я же Иру пригласил: послушать «Битлов»!

Через пару месяцев я увидел в раздевалке, как на шею Юре бросилась шикарная девица. Завитые длинные локоны, клетчатая короткая юбка клёш в складку. Ну, думаю, пошёл мальчишка по рукам. Наш человек!

Минутой позже Юра подвёл девушку ко мне.

— Боря, я тебя хотел познакомить с Ириной. Я тебе рассказывал о ней.

Я всмотрелся в улыбающееся лицо. Я не знал тогда страшных слов "макияж", и тем более, "MakeUp", но понял, что с лицом что-то сделано. «Крупская» превратилась в живую соблазнительную тётку, с блестящими сквозь тонкую красивую оправу очков глазами. Её подвижная фигура почти обвивала Юру, прижимаясь к нему. Не оставалось сомнений в том, что они будут делать, придя домой.

Вскоре я перевелся в другую группу, с Юрой мы стали видеться редко в коридорах. Где-то через год он остановил меня и сияя, сказал:

— Боря, у нас с Ирой сын родился!

Я поздравил его.

Как назвали мальчика – сами догадаетесь?

2015г.