История из жизни: Один ингуш хотел совершить паломничество в Мекку. А надо…

Один ингуш хотел совершить паломничество в Мекку. А надо иметь в виду, что такое паломничество обязательно для мусульманина, имеющего возможность его совершить — мероприятие все-таки затратное. Если кому-то должен, ехать нельзя — заплати долги людям сперва, а потом будешь о душе заботиться.

И тут сюжетообразующее обстоятельство: пятнадцать лет назад он в поезде спёр комплект колес. Не спрашивайте меня, как можно вообще додуматься красть в поезде колеса и куда их там прятать. Важно, что колеса-то, хоть не взяты в долг, а украдены, — чужие! И никакого тебе паломничества, пока не вернешь чужого имущества. Ситуация была бы тупиковой, но хорошо, что Ингушетия маленькая.

Он разыскал жертву своей алчности (помнил же, главное, у кого крал!), но сам идти возвращать не решился. Послал посредника. Поставьте себя на место обокраденного. Приходит к вам незнакомец и говорит: "Помнишь, у тебя тогда, когда ты ехал поездом Анадырь-Назрань, колеса пропали? Человек, который их украл, из-за этого не может поехать в Мекку, поэтому хочет тебе возместить ущерб, хоть деньгами, хоть новыми колесами — как ты скажешь". Тот мужик, натурально, говорит, что он готов все простить и безо всяких денег, но ему интересно знать, КТО эти колеса украл-то. Посредник, к сожалению, стоял насмерть: денег можем дать сверх, сколько запросишь, но личность укравшего раскрыть не уполномочен ни при каких обстоятельствах.

В общем, обокраденный взял, кажется, колесами, обокравший съездил в Мекку, все хорошо. Правда, я подозреваю, что этот мужик немало часов провел, изучая списки паломников и гадая: кто же из них.